Промальпцентр
г. Иркутск, мкр. Радужный, д. 118, оф. 1
У вас возникли вопросы? Позвоните нам: +7 (3952) 798-744, 588-178 (пн-пт, с 10.00 до 18.00)
Напишите нам: promalp@baikal.ru             

Вы здесь

Статьи о поездках

Средние и Большие Горы Киргизии: Каракольское ущелье и пик Ленина

Часть вторая, описательная.
Пик Ленина. Памир, хр. Заалайский.

Справка: пик Ленина власти Таджикистана в одностороннем порядке переименовали в июле 2006 г. в пик Независимости Таджикистана. Вот так вот, не парясь, несмотря на название первопроходцев и на то, что половина горы находится в Киргизии, взяли и переименовали. Так что если вы восходите на вершину с Таджикской стороны, то вы идете на пик Независимости, а если с Киргизской (где большинство маршрутов восхождения), то на пик Ленина. В целом же, тенденция массового переименования улиц, городов, а теперь уже вершин, прослеживается в Азиатских странах. Хорошо хоть Памир пока остается Памиром.

Лагерь "Ак-Сай Тревела" в Ачик-Таше
Почему Ачик-Таш? – спросите вы. Ведь все знают, что базовый лагерь пика Ленина располагается на Луковой поляне. Однако, вот уже несколько лет как он «переехал» в Ачик-Таш, поскольку Луковую поляну закрыли для стоянок по экологическим соображениям. Трудно не согласиться с таким решением. Действительно, не очень хорошо, когда туалеты висят прямо над ледником, а лук на поляне уж и расти перестал… Полчаса лишней ходьбы по практически ровной дорожке еще никого не задавили.

В первую очередь после всех тараканьих забегов на машинах-самолетах мы спали. Три дня ушло на отдых, в котором нуждались наши организмы, постирушки мокрой грязной одежды после Каракола и знакомство с окрестными достопримечательностями и животными. Душевные сотрудники «Ак-Сай Тревел», спустившаяся с верхнего лагеря Иринка Рунова, юрты с электричеством, dvd и великолепное кулинарное искусство повара Василия всячески способствовали полноценному отдыху. Приведя себя более-менее в порядок, мы выдвинулись в первый лагерь. Тропа натоптана конская в прямом смысле слова. Груз до первого лагеря можно забросить лошадями и осликами (не нравится мне слово «ишак», не подходит оно для этого доброжелательного симпатичного животного).

Ранним утром к нам приходили ослики
О животных стоит сказать отдельно, вернее о их жизни. Так вот, жизнь у них тяжелая неимоверно. Увидев у них в районе ремней подпруги окровавленные корочки потертостей, мы ужаснулись. На вопрос, сколько грузят на лошадь, выяснилось что 150 (!) кг + киргиз садится сам сверху. И это по крутым осыпным серпантинам через перевал Путешественников и леднику. Лошадь ходит каждый день до 1-го лагеря и обратно. Для сравнения, на Алтае на лошадь грузится максимум 50 кг без всяких наездников, а после 3-4 дневного перехода она неделю отдыхает. С осликами все еще хуже. Грузят на них чуть меньше, чем на лошадь, но подпругу затягивают как попало и груз болтается, переваливаясь с одного бока на другой. На груженого ослика просто страшно смотреть. Все понимаем, вьючное животное для этого предназначено, но всему же есть предел. Это же живое существо, в конце концов! Понятно, что местные киргизы этим живут. Однако если учесть, что перевозка вверх одного килограмма груза стоит 1,5 доллара, а вниз 0,5 доллара, то одна лошадь в день зарабатывает на киргиза около 250 долларов. Для Алайской долины деньги просто запредельные. За эти деньги можно купить еще одну лошадь легко и непринужденно. Мы терялись в догадках, зачем их так насилуют. Что ждет животных в конце сезона при таких нагрузках, догадаться не трудно...

Раньше после перевала Путешественников шли по леднику до 1-го лагеря, в обход трещин. Теперь протоптали тропу по осыпному склону с переходом через речку. Собственно, это и позволило перевозить груз на лошадях, хотя с осыпной тропы они тоже иногда срываются. Живущие на перевале сурки-байбаки по-прежнему не оставляют никого равнодушными. Люди с фотоаппаратами тут тормозятся на часик-другой. Толстые рыжие меховые зверушки лениво пасутся на крутых травянистых склонах стадами с неизменным сурком-охранником где-нибудь на возвышении, который «бдит» обстановку и кричит «атас!» в случае чего.

После перевала длинным траверсом осыпного склона с набором высоты, переправившись через речку, выходим на ледник, а затем на морену с первым лагерем 4100. Его еще называют ABC (высотный базовый лагерь). Тяжело мне шлось в этот день почему-то.

Кухня "Ак-Сая" в лагере 1
Ледник Ленина, на морене видны палатки лагеря 1
В первом лагере несколько лагерей разных турфирм и просто компаний людей, все в одной куче, поскольку места значительно меньше, чем на просторах Ачик-Таша. А вот и знакомые нам юрты кухни и столовой Ак-Сая. Вся морена с цветными лоскутками палаток, со снующими людьми и лошадями похожа на изолированный город. Свой собственный, у которого законы те же, но ценности другие. На леднике в окружении гор и ледопадов это временное пристанище людей, приходящих с одной целью – ходить на окружающие горы, выглядит, по крайней мере, непривычно. Разные страны, разные языки, разные мотивы восхождений, но за 10 дней я ни разу не слышала ругани и ссор. Атмосфера здесь мягкая. Наверно из-за того, что свое место и значение в этом мире не надо никому объяснять. Стоит лишь посмотреть вокруг, задрав при этом голову, чтобы дотянуться взглядом до истоков огромных текущих ледовых масс и вечных вершин. Слаба я на лексикон, образные выражения мыслей и язык вообще. Не передать этого даже фотографиями. Надо просто быть там, наблюдать надвигающиеся по белому полотну вечерние тени, подергивающиеся ночным льдом огромные голубые с изумрудом ледниковые озера, ощущать холодный остро-свежий утренний воздух и иссиня-черное, с диким количеством ультрафиолета, огромное, невероятно высокое небо, простирающееся над седыми макушками гигантов. Это всего лишь описание внешней действительности, а что творится внутри...

Из лагеря 1 в лагерь 2
Ледяная рванина
У нас все было как у всех: акклиматизационный и «грузовой» выход до 3-го лагеря с ночевками во 2-м и третьем лагере, затем спуск и через полтора дня выход на восхождение из первого лагеря сразу в третий и наверх. Руслан использовал современные технологи шнуровки ботинка, чтобы заживающую ногу не терло пластиковым языком.

Всю дорогу, я материализовывала то, что уже сто раз видела на фотографиях и видео, слышала в рассказах. Названия, описания рельефа и состояния организма. Так вот, скажу я вам ни одна фотография или даже самый классный рассказ не способны это передать.

По пути во второй лагерь на «Сковородке», довольно странным для нас показалось, что в таком заведомо небезопасном месте всю жизнь ставили лагерь. Жизнь эта закончилась в 1990 г., когда с плоского лавиноопасного места ледовым обвалом смело вниз на ледопад 42 человека из Ленинграда и Германии. После этого второй лагерь стали ставить на маленькой боковой морене, пусть не в самом удобном, но в безопасном месте.

"Трещинка"
Путь "по лагерям"
Сотня "домов" лагеря 2
Курорт до первой тени

Придя во второй лагерь на 5300, мы поняли, что на морену не влезем со своими палатками просто физически. Наша палатка была 93-й! Такое количество народа на Ленина «зубры» объясняют тем, что существует миф о «легком семитысячнике Ленина». Согласна, что легко добраться на машине до базового лагеря, возможно отсутствие скальной подготовки, но думать, что семитысячник бывает «легким» довольно глупо.

Подъем на Раздельную и гребень на вершину

Мы выбрали свободную площадку на склоне под мореной, тоже безопасную. Наша радость по поводу того, что мы будем там одни, продолжалась недолго. Через час к нам подошли томичи и, обнаружив «земляков» (в рамках широкой географии населения на пике Ленина, мы действительно получились почти земляки), поставились рядом. Затем мы случайно из палатки услышали рассказ со знакомыми событиями, происходящими в феврале 2007 г. на Эльбрусе. Выглянув наружу, обнаружили рядом палатку Анатолия, с которым, как оказалось, в один день ходил на Эльбрус. Вот такая маленькая планета Земля. На солнце и без ветра наш термометр зашкалил за 50°, дальше делений не было. Правда, стоило лишь положить его в тень, как лето на термометре быстро заканчивалось. А стоило чуток подуть легкому бризу, как все надевали флис. По приходу вечерней тени начиналась зима, и в ход шли пуховки.

Ледник Ленина
Лагерь 3 (6200)
на горе Раздельная
Памир из Лагеря 3

Без приключений добрались до 3-го лагеря и переночевали там, мужественно не давая организмам расслабиться. Копали, варили чай и еду, играли в «высотную тыщу» и вообще, проявляли всяческую активность. Помогло.

Поедание "торпеды"
С утра налегке, выполнив миссию по установке палаток и заносу «жора», послушивая музычку в плейерах, выдвинулись вниз. В первом лагере были уже в 10 утра. Здесь нас ждала дыня – отличная желтая «торпеда», привезенная из Оша. В Киргизии дыни двух видов: «колхозница» – маленькая и круглая, и «торпеда» – большая и длинная, напоминающая снаряд.

До конца дня и весь следующий день отъедались и всячески разлагались. За это время шел град и снег, но на следующий день к вечеру погода вроде устаканилась. Решили выходить на восхождение. Поутру, пока не началась жара, проскочили до второго лагеря. По плану мы пережидаем жару, отдыхая во втором лагере, а вечерком выходим в 3-й лагерь на 6200. Часиков в пять вышли и не спеша поползли на вершину Раздельную, где стоит лагерь 6200. Уже на подъеме со второго лагеря мне шлось не очень. Голова не болит, не тошнит, все хорошо с организмом, но вот шаги наверх делаются ужасно медленно. Даже одышки нет, а идется плохо. Не порадовало и то, что на Раздельную мне налегке было идти значительно тяжелее, чем на акклиматизационном выходе с кулем. Паша надел пуховку, ожидая меня по пути на остановках. В третий лагерь я пришла с отвратительным настроением. С 6200 за день до 7134 и обратно – это все-таки не баран чихнул.

А погодка была отличная!
Утром наверх мы не вышли. В 4 часа дул страшный ветер, мы собирали вещи на улице, чтобы их не унесло. Зря мы не вышли. Часам к 10-ти ветер утих, а погода была отличная – синее небо и идеальная видимость. Но, как говорится, было уже рано. Я спросила Пашу, насчет своего выхода на вершину. Павлик дал рекомендации «не выходить». Я понимала, что до вершины могу не дойти. Сказала, что развернусь и пойду вниз, чуть почувствую, что сил не хватит. Павлик ответил, что не отпустит меня вниз одну и пойдет со мной. Решила прогуляться по гребню в сторону Ленина, посмотреть как мне «идется». Спустилась на седло 6100, там тоже стояло несколько палаток, поднялась где-то на 6200 и пошла обратно. По приходу поняла, что до вершины не дойду, наверно в лучшем случае до 6700, до второго взлета на гребне. Слишком медленно хожу.

Здесь начались терзания. С одной стороны, хотелось хотя бы до 6700 дойти и не сдаваться «без боя». С другой стороны, таким поступком я заведомо «обламывала» Павлика с вершиной, ведь ему придется возвращаться со мной. Вопрос, что делать? Да, он уже был на Ленина один раз, да поездка затевалась по большей степени из-за меня, но, вспомнив как все произошло на Каракольском, и как Павлику было обидно, я решила, что останусь в лагере.

Вершинный тур
Утром парни в четыре часа втроем вышли на вершину. Ветер дул довольно сильно, погода явно была хуже, чем вчера. Я осталась в ожидании и на связи. Странно было видеть, как до 11-ти (!) часов утра народ выходил на гору. Смысл такого позднего выхода трудно понять. Впрочем, из всей толпы, каждый день уходящей из третьего лагеря наверх, до вершины и обратно ходили процентов 10. Проводила вниз Саньку Перепечина с его другом. Они сходили на вершину вчера. По его просьбе на 12-ти часовой связи передала в 1-й лагерь, что они спускаются. На что мне был ответ: «Да они уже тут полчаса как пиво сидят пьют».

Как выяснилось потом, Паша обогнал парней еще на первом взлете на 6400 и ускакал вперед. Руслан с Лехой честно шли до того момента, пока у Лехи не скрутило почку. Здесь, на 6800 они развернулись обратно. Оба. Вообще, парни своей сплоченностью меня поражали и поражают. Если у одного что-то не так – без вопросов и обсуждений, второй разворачивается обратно. Этим они меня всегда восхищают. Как Леха терзался, когда пошел с нами один на Джигит, а Руслан остался в лагере с ногой, знают только они. Но это нельзя было не заметить.

Паша дошел до вершины за 5.20, на обратном пути умудрился обогнать парней и прийти в лагерь минут за 40 до них. Погода уже на подходе к вершине начала портиться, видимость пропала. В три часа дня мы начали спускаться вниз c 6200. По пути в АВС сняли второй лагерь.

Вечером в столовой, обсуждая восхождение, парни сказали, что теперь поняли, что такое высотный альпинизм, что им понравилось, но будет ли продолжение – неизвестно. У них было желание попробовать высоту. Желание сбылось. Все получили в полной мере то, что хотели получить и ни о чем не сожалеют.

Пик Ленина и все-все-все
Раздача слонов
Техническое фотоописание восхождения на пик Ленина можно посмотреть здесь.

По приезду в Иркутск один хороший знакомый натолкнул меня на мысль, что нужен «разбор полетов», почему не зашли люди, почему не зашла я. Я думала об этом. О сожалении несостоявшегося восхождения речи нет – это не главное для меня в поездке. А с точки зрения «разбора полетов», думаю, это произошло, в первую очередь, потому что мне просто не хватило сил, хоть я была в хорошей физической форме. Во-вторую очередь, анализируя свое состояние на акклиматизации до 6200 и на выходе на восхождение, мне кажется, что мы мало отдохнули (или только мне не хватило отдыха) между выходами. Надо было либо еще день-два отдохнуть, либо спуститься вообще вниз в Ачик-Таш. Тогда мне казалось, что отдыха достаточно, но уже по пути во второй лагерь, оказалось, что это не так.

Скорее всего, сказалось еще и то, что мы не отдохнули «внизу» между Караколом и Ленина. 19-часовая нагрузка на Каракольском, затем 3 часа сон, затем 5-часовой выход с кулями, переезд из Пржевальска в Бишкек, через 5 часов перелет в Ош, через 9 часов езды мы снова на 3800. Надо было отдохнуть все-таки пониже, чем на той же высоте, на которой мы жили 10 дней в Караколе. Не могла я после отдыха, на отличной тропе из BC в ABC так себя ощущать. Не зря мне тяжело было. Павлика мы в счет не берем. С его высотным опытом и физическими данными, мы втроем не идем ни в какое сравнение.

поселок Сары-Таш,
Алайская долина
Может быть, это всего лишь оправдание, а может, и нет. Время покажет. Теперь есть первый высотный опыт. А в следующий раз, когда я снова поеду на Ленина, я сразу запланирую отдых в нормальной зеленой зоне и буду лучше прислушиваться к себе. Ну и, чаще совершать забеги на Черского. Надо все-таки выйти из этого кармического времени – 2.40 от начала тропы :-)