Промальпцентр
г. Иркутск, мкр. Радужный, д. 118, оф. 1
У вас возникли вопросы? Позвоните нам: +7 (3952) 798-744, 588-178 (пн-пт, с 10.00 до 18.00)
Напишите нам: promalp@baikal.ru             

Вы здесь

Статьи о поездках

Приэльбрусье, февраль 2004

Приэльбрусье, февраль 2004 (часть 1)

Приэльбрусье, февраль 2004 (часть 2)
Внетрассовое катание

Умный гид
и умный Саша
Первое – берите местного гида. Вы умный, а он еще умнее. К тому же он опытный, дает необходимое снаряжение (биперы, лопаты, каски, снегоступы и др.), обучает как с этим всем хозяйством обращаться и едет вниз первый. Может, погода и снег не дадут вам в этот раз превосходного внетрассового катания – дадут в другой раз. Горы – они стоят там столько лет, сколько вам и не снилось, а самое интересное, что бы с вами не произошло, они будут стоять там еще столько же и даже больше.

На Эльбрусе возможностей для внетрассового катания больше, чем на Чегете, но не надо играть в разведчиков и искать приключений. Лучше прячтесь дома за диван, чем в ледниковую трещину или скальный сброс.

Вот несколько адресов инструкторов и гидов по внетрассовому катанию в Приэльбрусье:
Лиза Паль и Саша Байдаев
Гиды по фрирайду
Русский хелибординг клуб

Разумнее программу своего отдыха и катания готовить до того, как вы приехали – сэкономите время на Кавказе и найдете лучший вариант, а не тот, который попался под руку. К тому же, обычно набираются группы и заранее оформляется пропуск в приграничную зону – Грузия рядом.


Про иркутян

Утро в день отъезда, Терскол
День прилета, р.Баксан
Нам не сильно повезло с погодой: каждый день шел снег, два раза по полдня была хорошая видимость – остальное время горы в тумане. Но 18-го утром в день отъезда, как и полагается по всем законам бутербродов, светило солнце и безоблачное синее небо властвовало над Баксанской долиной.

Зато нам повезло со снегом. Когда мы приехали 6-го февраля и практически не обнаружили его на склонах, день катания по траве и камням на Чегете был грустный... Начали бурханить "за снег" местному метеорологическому богу. Бог услышал, присоединился – назавтра пошел снег. Через три дня снегопада стали бурханить "за солнце", но, видимо, бог уже был далеко или увлекся, поэтому нас не услышал. Да и все бы ничего, если бы снег шел не с сильным ветром. Лавиноопасность на подветренных склонах и "некатуха" по холодным ломаным ветром снежным кристаллам подрывали наше настроение, но не подорвали. Катались, сколько могли. На завтрак приходили уже с доской, а на ужин еще с доской.

Участники, особо крепкие здоровьем, изучали алкогольные изделия производства завода города Прохладный вперемешку с Немирофф'ым и тем самым заслужили звание лучших клиентов недели в одном из баров. Поразительно, как здоровый молодой организм может провести время в баре до 3-4 утра, а на следующий день кататься. Наверно, мы что-то не так делали или уже старые, но после дня катания в десять вечера подушка предательски притягивала то, на что надевается шлем.

Хорошая работа –
держись себе
за талию девушки...
Группа иркутян собралась бодрая – девушки-горнолыжницы стукались головой о склон, им было мало – брали уроки по сноуборду и стукались о склон нижней головой. Другие девушки, аки царевны, роняли с кресельного подъемника на землю "платочек" длиной примерно метр-пятьдесят с деревянным клином, дабы царевичи, аки ратраки, испахивали снег своими телами в его поисках.

Мужики – орлы! Один играет в партизана – другой принимает лавину на грудь, но мужественно выстаивает в бою. Правда, второй в разведку с первым в следующий раз идти отказывается. Вечером партия в литробол и сауна под предводительством Володи с девизом "а не поддать ли нам еще?" В бассейне сауны плавают амебы и инфузории-туфельки. Даже прямо скажем, сноубордические ботинки какие-то, а не туфельки, но это не пугает народ – смело сигают с края в хладный раствор бактерий, выскакивая обратно подобно китайскому космонавту, катапультирующемуся во внутреннюю Монголию.

Первая группа иркутян уехала – приехала другая. С трудом узнавая земляков (то есть нас) по неуловимым жестам и невербальным знакам (сказалось бурное отмечание начала отпуска в самолете), вторая партия иркутян высадилась в гостинице Чегет. Запуганные папой Эдиком участники сначала было перекрутили углы на креплениях на менее острые, но, спустившись один раз таким макаром, высказали свое "фи" такой технологии и перекрутили углы обратно. "Нас не догонят!" – крикнул участник на Мире и через 10 минут остановился в Азау. Лишь красные его одежды и доска, больше напоминающая монолыжу (боковой радиус сноуборда придумали трусы!), прорезали воздух со свистом. Бывало, гонка тормозилась исследованиями грунта трассы непосредственно головой, но это ненадолго задерживало досочника.

Ласточкин хвост – редкое явление в стае бордеров, чуть не закончил свою жизнь трагически – предательский камень кант не вырвал, но погнул и скользячок-с покорябал-с... Эпизод спектакля "Остань, старуха, я в печали" был поставлен папой Эдиком молчаливо и скорбно на склоне, а затем пафосно и с выражением в кафе перед зрителями и слушателями.

Иные горнолыжники в начале отпуска тихо засыпали со скупой слезой в рыжем усе, но, спустя несколько дней, "плуг" был исключен из катательного меню как пережиток прошлого, и повеселевшее лицо вещало о счастье горнолыжника, носящего это самое лицо. Привычно доносящееся нежно-юридическое "коньячок, кофеёк, сигареточка" создавали атмосферу домашнего уюта даже здесь. Мама Лена, покинутая на склоне злобными соотечественниками, унесшимися вниз, поплевала в ручки, достала помазюколку, помазюкала ею доску и (накося-выкуси!) пронеслась мимо как комета или еще какой болид, несмотря на то, что уклона не было почти вовсе.

Помазюкалка была явно хитрая, потому как намедни Саша Байдаев в одной из наших фрирайдических бэккантрийных вылазок намазал какой-то подобной штукой свою доску, и доска из тормоза превратилась в столбняк. Пришлось смывать ее обратно. Так как смывки с собой не было, пришлось использовать коньяк – затем платочек, пахнущий в кармане, хорошо помогал от насморка и вообще, поднимал настроение.

Мега-собака Джерри несколько раз в день спускалась с нами вне трасс, причем бежала рядом с едущими на досках нами и делала вид, что прогуливается. Вот это зверь!

Саша Байдаев и Лиза Паль провели нас по заветным тропам Приэльбрусья, вернее, по заветным внетрассам. Получилось душевно. Гнаться за склоном, на котором нет следов – это признак маниакальности, на почве которой произошло объединение группы для катания из нескольких иркутян, двух москвичей и двух уфинцев. Отдавшись в руки профессиональных гидов, мы немного расслабились и зря – на наших глазах съехало две лавины на противоположном подветренном склоне, а Саша, едущий первым, спустил из-под себя третью. Она уехала самостоятельно и без Саши – линия отрыва была ниже него.

Коньяк-смывка
Погоня за чистыми склонами
Самостоятельная лавина

Ущелье оказалось интересным – тут тебе и речка бежит, и скалы стеной, и надувы с карманами, и камни и лавинные выносы – но везде едется, пешком нигде не шли.

В этот же день успели съехать около обсерватории, сократив серпантин с дорогой через Волчьи Ворота. Выглядело неуютно, но ехать было мягко и весело. В конце этого спуска выезжали к дороге через лес практически по равнине – тут все показали кто на какой способен хэви-берлогинг. Первое место отдали Диме из Москвы.

Надувы в ущелье
Саша оценивает
Волчьи Ворота
После спуска...

Перевал Эхо Войны на самом деле географически не перевал, так как находится в отроге южнее ледника Большой Азау. В годы Великой Отечественной войны на перевале базировалась немецкая минометная батарея. Поход был больше похож на прогулку – снегоступы не проваливаются, тепло, трещины в леднике занесены снегом, но видимости не было, а так хотелось... Спуск вне всех конкуренций. Переправляться через реку Азау на досках неудобно – пришлось снять. А вот палочки лишними не оказались – толкаться на ровных участках очень удобно. Погранцы с автоматами встречали молчаливо и вопросов не задавали – еще одно преимущество катания с местными гидами. Были бы мы сами по себе, свои собственные, ребят в пятнистых одеждах, скорее всего, заинтересовал бы вопрос, что это мы делаем близ перевалов на границе с Грузией.

На Эхо Войны с Мира
Лиза тропит,
участники курят бамбук
Переправа через Азау

Ущелье Азау
Сосулька в ущелье Азау
Копаем шурф,
разбираемся со снежинками

Поиск участника бипером...
Кроме катания, гидства, снаряжения и того, что Лиза с Сашей просто замечательные люди, нам было выдадено по методичке теоретического курса, прочитано несколько лекций про снег и лавины, вырыт шурф и просмотрен фильм про лавины.

Особо стоит отметить тренировку поиска с помощью лавинного датчика (бипера) попавшего в лавину человека. Разделились на пары и искали жертв "белой смерти". Те, которых искали иркутяне – выжили. Уфинцы так увлеклись поиском своих двух жертв, что скрылись где-то в лесу и не показывались минут пятнадцать. Уже хотели идти искать "спасателей", но тут они вернулись, правда, с двумя "трупами", потому что после 5-ти минут поиска, вероятность того, что человек в лавине еще живой, падает на 90 с чем-то процентов.

Попытка пожить на бочках Гара-Баши продолжалась всего сутки и ничем не закончилась. С Нового года на Гору никто не заходил, потому как третий циклон подряд идет без перерыва. За окном белый квадрат, ветер и снег. Прогулка вдоль камней выше бочек на последнем камне приобрела характер игры в жмурки с открытыми глазами: рельефа и снега не видно, сугроб под ногой ощущаешь только в тот момент, когда наступаешь в него. Можно пройти в пяти метрах от участника и не увидеть его. Тут начинаешь понимать истории, когда группа проходила мимо в 20-ти метрах от своего замерзающего соратника. В общем, попытка для восхождения по бескрайним белым полям ледника возможна, а ее успешное завершение – нет, скорее даже наоборот.

Зато тренировка тропежки великолепная: идешь до столовой 10 метров от бочки – тропишь, идешь обратно через 15 минут – тропишь. Утром взял лопатку, откопал быстренько проход из двери и не жужжишь – красота! Правда чтобы откопать по крышу занесенные двери других бочек, может понадобиться гораздо больше времени. Ночью бочку "кто-то" с усердием тряс, даже пошла посмотреть хорошо ли она стоит на земле и прикреплена ли к другим бочкам. Ветер и снег тормошили Эльбрус, не уставая.

Пуховку снимать не хочется,
зато не дует
Утро... Где там
наша лопатка?
Утром мы 15 минут
видели Гору...

Утром в окно показали Гору. Она прекрасна, что тут говорить. Пока пили 15 минут чай, собираясь пойти прогуляться хотя бы до приюта – снаружи опять вернулся белый квадрат. Э-э-х, не везет, ну да ладно, альпинизм в этот раз не удался. В следующий раз медленно спустимся вниз и овладеем всем стадом.


Элеонора Крыжаева
фото – Максим Пензин, Ильгиз Залилов, Владимир Бузовский
26 февраля 2004