Промальпцентр
г. Иркутск, ул. Рабочая, 2А, оф. 23
У вас возникли вопросы? Позвоните нам: +7 (3952) 588-178 (пн-пт, с 10.00 до 18.00)
Напишите нам: promalp@baikal.ru

Статьи о поездках

Средние и Большие Горы Киргизии: Каракольское ущелье и пик Ленина

Часть первая, описательная. Каракольское ущелье. Тянь-Шань, хр. Терскей Алатоо.

Часть вторая, описательная. Пик Ленина. Памир, хр. Заалайский.

Часть третья, экскурсионная. А дальше был отдых!
Коротко о сути

...Верхняя полка плацкартного купе – отличное место покопошиться в своих мыслях. The Division Bell любимых «Пинков» зверски провоцирует на такое мероприятие.

Внезапно приходит понимание, что теперь, когда весь прошедший месяц безвозвратно и неумолимо уползает в прошлое, в настоящем остаются не события, не эта, в общем-то, безразличная последовательность совершенных действий, а нечто другое, более ценное, невероятно объемное, но ускользающее от беспомощного словесного описания, а потому заключающееся всего лишь в одном слове. Если вы дочитали это немыслимо длинное предложение до конца, не потеряли суть излагаемого и понимаете меня, то продолжение вы уже знаете.

Внутри остаются они – ГОРЫ.

И каждый, для кого это короткое слово не просто слово из четырех букв, находит на их ладонях свои миры.

Они завораживают, заколдовывают, остаются фотографиями и видеоклипами в подкорке, «Кодируют» меня, в то время как я этого не замечаю и обнаруживаю только по возвращении, что я не смогу не приехать снова... Я согласна на этот добровольный гипноз.

Возможно, в следующий раз я не захочу писать о поездках. Будут другие люди, другие Горы, другие события до и после Гор, но это не изменит их, стоящих там всегда. Они настолько рядом с нами, насколько сначала кажется, что далеко. И дело не в вершинах, не в (о, это неправильное и неуместное к Горам слово) покорении их. Дело в том, чем Горы нас наполняют и какими мы возвращаемся с них. И в моих мирах именно это самое ценное.


Часть первая, описательная.
Каракольское ущелье. Тянь-Шань, хр. Терскей Алатоо.

Генеральный план полководца был прост как грабли: акклиматизация – передых – Гора – передых – экскурсионная программа с разлагательскими включениями. Стандартное место акклиматизации перед пиком Ленина (а также перед Хан-Тенгри, Победой и т.д.) – ущелье Ала-Арча недалеко от Бишкека – отпало сразу же, как только предводитель услышал слово «Каракол». Диалог был недолгим:
— Я уже столько раз был в Ала-Арче, что хочу разведать какое-нибудь другое место. А вы нигде не были, поэтому вам все равно куда ехать на акклимуху, так?
— Так – ответили дружно мы.

Следы бешеного таракана, 450 кб
Если поглядеть теперь на все наши передвижения по Киргизии, то следы будут напоминать следы бешеного таракана, уворачивающегося от судьбоносного тапка.

В Алма-Ате на вокзале с поезда нас встретила дружественная турфирма «Неофит», базирующаяся в г. Каракол (он же бывший г. Пржевальск). Успешно проехав через границу в районе Каркары (граница представляет из себя металлическую арку на дороге посередь степи), запасшись медом на передвижной пасеке в ущелье, к вечеру мы попали в Каракол. Так как всем не терпелось в горы, экскурсионная программа была втиснута в этот же вечер.

Каракол – очень небольшой городок, стоящий на высоте 1774 м. Все вокруг зеленое, одни серебристые пирамидальные тополя чего стоят. И днем и ночью сверкают рядами белых ровных стволов. На искусственно выкопанном заливе Пржевальского на Иссык-Куле есть судоверфь и, представьте себе, на Иссык-Куле есть военный флот! Здесь, конечно, не от кого обороняться на воде, просто раньше испытывали запуск торпед, а для этого уже нужны военные корабли.

Памятник Н.М. Пржевальскому
В городе из достопримечательностей в первую очередь стоит отметить музей Пржевальского. Это небольшой тихий парк с аллеями хвойных деревьев, посреди парка стоит здание музея и памятник на могиле Николая Михайловича. Отсюда на залив открывается отличный вид. Дунганская деревянная мечеть, построенная в 1910 г. китайцами без единого гвоздя, больше напоминает буддистскую пагоду – также загнуты углы, на фасаде буддистские символы, драконы и резьба по дереву. В православный деревянный Свято-Троицкий собор мы попасть не успели, поскольку было поздно, пришлось довольствоваться видом церкви из-за решетчатого забора. На следующий день после закупа продуктов и беседы с местным инструктором был запланирован выезд в ущелье.

Сергей из «Неофита» закинул нас 20-го июля 2007 г. на незабвенном УАЗе типа «козлик» до конца дороги, то есть до устья реки Телеты (левый приток реки Каракол). А это, ни много ни мало, 25 км. Договорились встретиться через 10 дней там же.

Тропа вдоль Каракола, вначале утоптанная и «жирная», с течением времени превращается в слабенькую и худенькую. Каждое утро по ней проходит самостоятельный табун отличнейших ухоженных лошадей, и каждый вечер они возвращаются обратно. Через 3 часа ходьбы попадаем в широкий разлив реки, представляющий из себя утром кучу рукавов, а вечером сплошное озеро. Принцип передвижения на этом участке один: несмотря на воду, идти напрямую, местами по щиколотку или по колено в воде. Это самый быстрый и наименее трудозатратный вариант – данный факт выяснен эмпирическим путем. В обход «озера» скакать с кулями по камням и «чемоданам» склона – занятие для закоренелых оптимистов и кузнечиков. Этот участок длится около получаса. Затем еще через полчаса попадаем на язык ледника. По нему идти значительно приятнее – ровно и не мокро.

Карта Каракольских похождений, 510 кб
В процессе копки в интернете информации по Каракольскому ущелью, накопано было не много. Карт «человеческих», по которым ходить можно – ноль, описаний восхождений буквально 2-3. В Караколе удалось приобрести топографическую карту, не совсем точную карту-хребтовку, сбивчивые консультации местного инструктора и почитать описания первопрохождений 70-80-х годов. Собрав все это в кучу в головах, проанализировав, мы обнаружили много несостыковок между четырьмя тремя источниками информации. «Разберемся на месте» – решили мы и начали играть в разведчиков.

Первые впечатления от заходов-проходов-выходов в Каракольском ущелье:
  1. Очень мощное оледенение. Льда всякого разного навалом: ледники ползущие, свисающие, падающие и лежащие шапками на вершинах. Некоторые из них довольно часто рушатся и падают с громким озвучиванием.
  2. Размахи ущелья больше подходят под горных туристов, а не под альпинистов. Заходы длинные и «высокие». Это, конечно, позволяет набрать приличную высоту, пройти еще до восхождения акклиматизацию по типу «лось» и «конь», но все-таки для горного туризма – это просто Мекка. Наматывай себе километры через ледовые и скальные перевалы и в ус не дуй.
  3. С погодой все хорошо. Из 10 дней пребывания, с неба не было осадков 2,5 суток. Отличной погоды был 1 день. То ли близость Иссык-Куля сказывается, то ли местная климатическая особенность. Говорят, в сентябре самое «сухое» время, но сами не проверяли.
  4. Вроде бы известное среди альпинистской среды ущелье отчего-то не особо пользуется популярностью. Либо не пользовалось именно в этом году и именно в это время (последняя декада июля). Народ был встречен пару раз: одни стояли в самом низу на языке ледника, на так называемых «ночевках Сказка», другие в пойме реки пониже ледника. Наверху, где мы прожили 10 дней, передвигаясь с одного угла ущелья в другой, не видели никого. Хотя одни из встреченных участников сходили на Джигит. Остатки их следов мы видели наверху гребне Джигита.
РеАльные мЭны к заброске готовы!
Впрочем, по порядку. Итак, наш небольшой состав в количестве 4-х человек – уже знакомых вам Руслана и Алексея Мухаметдиновых, нашего вождя Павла Трофимова и меня в качестве бесплатного приложения и стабилизатора морально-нравственных устоев мужской группы – производили в тумане и частично дожде партизанскую заброску по леднику Он-Тор на ледник Джигит. Во время этой операции одно «животное» все-таки пострадало. Здесь начались наши первые потери. Руслан неудачно оступился на осыпи и сквозь штаны порвал себе ногу на голени. Зарастать такая рана будет долго, поэтому решили шить, тем более что с нами не кто-то там из толпы, а настоящий челюстно-лицевой хирург-стоматолог Леха! Таким образом, вечером под перевалом Он-Тор, где мы обосновались на ночевку на леднике, состоялся консилиум и уже самая настоящая операция по зашиванию Руслана. По завершении экзекуции бойца удалили в группу запаса и прописали программу пассивной акклиматизации под кодовым названием «ночевки наблюдателей». Аргумент был железный: это только цветочки – главное впереди, и ударные силы нужно беречь для Главной Горы.

Перерыв в небесных излияниях
Здесь на 4100 на леднике происходили невероятные вещи. Во-первых, шел ливень. Вы часто видели хотя бы дождь на леднике на такой высоте? Вот-вот! Наш вождь утверждал, что на леднике дождя не бывает (хотя в Актру, помнится, я уже попадала в такой казус), он был очень удивлен, наблюдая из палатки как ручьи, протачивая каналы, бегут по леднику вниз.

Заброска на первую стоянку проходила в два этапа, поэтому оставшиеся три участника, выждав окно в мокрых небесных излияниях, отправились вниз «в зеленку» за второй частью заброски. Излияния таки настигли нас на обратном пути. Но мысль, что акклиматизация прет полным ходом от таких нагрузок, утешала нас и добавляла сил.

Джигит (слева) и Каракольский (справа) со стоянки под перевалом Он-Тор

Следующим пунктом программы был выход на «что-нибудь несложное» и рядом, чтобы набрать еще высоты для организма. В свою очередь, после климата сюрприз преподнесла география. Делоне, оказывается, это не только вершина и перевал на Алтае, но и вершина в Караколе. Очень все-таки любили в нашей бывшей необъятной стране одного из трех дореволюционных профессиональных альпинистов. Было за что, кстати.

Поднявшись по очень «осыпной» осыпи на гребень (примерно 4500), тактические планы нашей разведывательной группы разделились. Паша и я полезли на вершину и далее траверсом на соседнюю безымянную «тычку». Руслан с Лехой должны были для усыпления бдительности вероятного противника посидеть с часик на гребне и пойти обратно. Такой ход конем типа «мы пошли обратно» должен был сбить с толку вражеские силы и дать нам с Пашей окно хорошей погоды. Леха в пути прикрывал Руслана и не давал ему шансов на падения от вражеских пуль (пластиковый ботинок все-таки давил на недавно зашитую рану).

Вражеские силы на уловку не повелись. Погодка стоит замечательная: свежо, пробрасывает снежок, видимость так себе, но карабкаться по разрушенному гребню доставляет удовольствие. Почитав на обеих вершинах записки двух томичей, совершавших этот траверс в обратную сторону, пришли к выводу, что карта в этой части нам попалась верная.

Пик Джигит
(снято с ледника Каракол)
По ген. плану у нас была программа минимум: вершина Джигит (5170 м) по классике 4А через ледовую «лопату» и программа максимум: Джигит и Каракольский (5216 м) по классике 4Б по северо-западному гребню. Это две высшие точки района. Оба маршрута по описаниям ходятся с ночевкой на гребне. Вычисляя и прикидывая, мы решили, что таким гарным парубкам и дивчинам как мы Джигит можно сходить и за день. По описаниям ночевка проистекает на гребне, в 1-2 часах от места лагеря в висячем «кармане» под Джигитом. Мысль идти 2 часа с кулями по сыпухе нас не грела. Решили прорываться боем и занялись тактическим планом.

Пик Каракольский
Тренировочный "выполз"
Если о своем темпе передвижения по осыпи и двоечным скалам, которые должны были встретиться нам на маршруте, мы могли что-нибудь сказать, то по части льда у нас в запасе толком ничего командного не было. Руслан с Лехой ходили на Алтае вдвоем по льду, Паша в одиночку, я вообще где и как придется. Усомнившись в целесообразности обучения по бразильской системе, мы решили не выпендриваться, и отправились тренироваться на ледовый склон в ходьбе тройкой. Засекли время прохождения одной веревки. Получилось довольно сносно. Тактический план в теории вполне срастался. Пока лезли вниз, нас накрыла туча с градом. Враг запустил артиллерию средней тяжести – градины размером с горох громко стукали по каске и больно по открытым участкам тела. Горох собирался в стаи и катился по ледовому склону как крошки пенопласта небольшими ручьями и лавинами, засыпая нас по колено. Видимость пропала совсем. Мы стойко стояли в окопах, изредка постреливая и ретируясь с помощью спусковых устройств. Затем за нас заступились Высшие Силы, вышло солнце, и наступил праздник. Мы одержали очередную победу.

За три дня разведки мы уяснили одну простую истину этого ущелья – ходить здесь можно только при наличии хоть какой-нибудь погоды. И мы выслеживали, выжидали ее, перекраивая свою стратегию под нее.

Снизу казалось, что обещанных 9-ти веревок на лопате нет, максимум 6-7. Однако на деле их действительно оказалось 9 (даже 9 с половиной). Правда, с крутизной нам наврали, запугав нас 80-градусным блестящим льдом. 45-60-градусный лед с фирном сверху, превращающийся днем в кашу по колено. Впрочем, неизменным лидером у нас был вождь Паша, поэтому нам, по большому счету, было все равно – мы ж привязанные.

Стоянка под маршрутом – вид издалека
(слева под осыпями)
Стоянка под маршрутом – вид вблизи
Перешли «за угол», в висячий карман с юго-запада, откуда начинается маршрут. Место отличное – за спиной склон Джигита и Фестивальной (ух, как она постоянно «фестивалила» камнями и днем, и ночью), великолепный вид на ущелье. На камнях ледника приятно обнаружилось несколько сделанных ровных площадок под палатки – спасибо предшественникам.

Вышли втроем в 4 часа утра. Фотоаппарат, приготовленный с собой с вечера, я благополучно забыла, вспомнив об этом на середине сыпухи. Поэтому фотки и «показания» к ним все «со стороны», когда мы шли под Каракольский. Коротко технический расклад с фотоописанием маршрута можно посмотреть здесь.

Вечером, уже в сумерках спустились в лагерь к Руслану на его «ночевки наблюдателей». Так приятно, когда тебя кто-то ждет и готовит к приходу чай. Программа минимум была выполнена.

Вид на Каракольский (слева) и др. вершины со стоянки под маршрутом на Джигит

Бараньи лбы с водопадами
Передислокация
Переход в следующее место дислокации, как обычно, осуществлялся под прикрытием тумана и мелкого дождика. Спустились почти до конца ледника Он-Тор к «ночевкам Сказка» (интересно, что не «стоянка» как у нас, а именно «ночевка») около двух моренных озер. Странно, что озера находятся рядом, но одно голубое, а другое – мутно-желтое.

Подъем в другой «угол» ущелья по леднику Каракол довольно живописный. Мимо мощных бараньих лбов с водопадами, по крутому, а затем более пологому леднику. Стоянка, то есть «ночевки» находятся около правого борта ледника по ходу движения, не доходя минут 20 до перевала Джеты-Огуз.

На подъеме к перевалу Джеты-Огуз: пик Джигит (слева и пик Каракольский (справа)

Утро после ночной "зимы"
Так выглядит
"настоящий альпинизм"
у непьющей команды
Светит солнышко, иногда на полчаса идет дождь, но это не мешает группе мужественно корпеть над картами, думая и прикидывая варианты. Половина блокнотика уже исписана счетом, одна игра сменяет другую, «тысяча» спасает нас от тупого лежачего отдыха, тренируя память и оттачивая ум.

Маленькое "представление"
Затем наступила зима. Она началась вечером, и ночью пришлось выходить, стряхивать снег с палаток. Утром остатки зимы накрыло солнцем, и все вокруг стало сюрреалистично. Со склонов катились лавины, большие и медленные, стремительные и свистящие. Сначала Леха каждый раз хватался за камеру, чтобы снять процесс, а потом перестал. Мы сидели в центре огромной безлюдной арены, единственные зрители природного представления, осознавая всю никчемность и мелочность своего существования.

Если пик Джигит смотрелся издалека как солдат – высокий, острый, пронизывающий постоянно нападающие на него тучи, то пик Каракольский выглядел Хозяином. Огромный, мощный, весь покрытый льдом, расставивший вокруг себя кучу гребней и контрфорсов, он действительно врос в центр ущелья и обозревал на все свысока своего почтенного возраста и многовековой мудрости. Его покатый вершинный бастион мягко окутывало одеяло облаков, как шарф на шее гордого седобородого старца.

Пик Джигит
Пик Каракольский

Туда также ходят с ночевкой. Мы поняли сразу, что если идти без ночевки, то прорываться надо по-настоящему. Все описания завершаются почему-то местом ночевки на гребне, а затем информации никакой нет. Даже инструктор, который уверял, что ходил его, не сказал ничего вменяемого насчет маршрута после ночевки. «Ладно, посмотрим», – решили мы. Леха остался с Русланом, мы должны были выдвинуться с Пашей вдвоем. Погода обещала быть идеальной, что радовало необычайно.

Как там, в альпинистской присказке: «Встали раненько, вышли скоренько…» Так вот, вышли мы в 2.30, чтобы наверняка. Накануне Паша протропил под перевал Джеты-Огуз (2Б), чтобы просмотреть маршрут на него, заодно унес туда рюкзак с частью снаряжения. В темноте подошли за полчаса под перевальные скалы. Наверх есть несколько путей, но это стало известно позже. Мы полезли по самому трудному (как, опять же, выяснилось потом). Но в темноте он казался самый логичный. Первая веревка однозначная по направлению, однако кругом все сыпет, страховаться мало за что можно. Везде попадаются какие-то ужасные ржавые крюки, вытаскивающиеся руками. Вторая веревка по узкому заледенелому кулуару с натечным льдом на скалах. В конце веревки видим нависающую скальную пробку с натечным льдом. Уговорила Пашу снять рюкзак, прежде чем лезть на нее. Не зря. С ледовыми инструментами Паша боролся с пробкой по-настоящему, с распорами, с перераспределением центра тяжести и т.д. Очень-очень техничный участок. При Пашином уровне лазания по скалам и льду, он оказался достойным противником. Действо происходило не долго, но впечатлило. Затем поворот за угол в ледовую мульду на седловине. Также все сыпет. Я, как настоящий альпинист, беру жумар и лидирую. На седловине мы около 5 утра. Табличка погибшему человеку. Инструктор Валера рассказывал, что на этом перевале часто кто-нибудь остается. Главная причина – камни, падающие из-под веревок, людей и просто так сами по себе. Охотно верится. Неприятное место.

400-метровый взлет с седловины
Дальше ледовый склон 40-50°, кажется не такой уж и большой, однако пока мы идем по нему, осознаем, что визуально обмануты – перепад 400 м, хотя на фото и глазами этого абсолютно не видно. Затем по гребню, оказавшемуся совсем не ровным как казалось снизу, а верблюдообразным, с глубокими спусками и подъемами.

«Горбы» сменяются гребнем с фрагментами двоечных скал и выводят на перевал Спортивный. Этот перевал, скажу я вам, снизу со стороны Каракола ни один нормальный человек не пойдет. Скорее всего, никто и не ходит, когда есть возможность обойти траверсом через Джеты-Огуз. Седловина «Спортивного» представляет из себя снежно-фирновое плато в месте соединения гребней, продуваемое всеми ветрами. «Идти сюда с кулями снизу – это для настоящих коней», – подумали мы. 10 утра, смотрим, что нас ждет дальше. А дальше ледник, присыпанный снегом, с трещинами в верхней части. Прикидываем путь и выдвигаемся. Опять оказывается очень большой перепад. Проходим под сераками оторвавшегося куска ледника и на передних зубьях кошек выползаем на гребень. Что же мне так тяжко выползается, и идется не очень легко дальше по довольно острому гребешку? Дык! Гребень на высоте выше 5 тысяч уже...

Вид с 400-метрового взлета на перевал Джеты-Огуз
(седловину не видно за перегибом)

Гребень перед перевалом Спортивный
Видно соединение гребней и вершинный бастион
Путь с перевала Спортивный
Вид на путь до перевала Спортивный

Здесь до нас доходит вся грандиозность пика Каракольского. Мы поднимаем глаза и понимаем, что просчитались. Во всяком случае, я.

Вид с гребня на вершинный бастион Каракольского

12 часов дня. Сидим в теплой мульде, пьем чай и производим нехитрый консилиум в узком кругу. С гребня открывается вид на вершинную башню Каракольского. Она похожа на бастион. Еще метров 200 по высоте, с ледовыми, а возможно и скальными веревками, затем пешком до вершины. Я ковыряюсь зубцем кошки во льду, опустив глаза.
— Как ты думаешь, сколько еще хода до вершины?
— Навскидку часа четыре, если ходится так как я вижу. Возможно, выполз на бастион сложнее, чем я думаю.
— ...
— Решай. Если ты идешь вниз, я иду с тобой.
— ...Паш.. Я не уверена.. Наверх, скорее всего, я дойду, но вот вниз.. Хватит ли у меня сил.. На Джигит мы ходили 18 часов. Было все нормально. Здесь получится минимум 22... А я в себе не чувствую сил на столько времени.
— Тогда идем вниз. (глубокий вздох) Первый раз я поворачиваю с вершины вниз. Но рано или поздно это должно было случиться.
— Прости...
— Да сам должен был догадаться, что за день тебе это не по силам. Сейчас схожу под бастион за вон тот горб посмотреть как там и вернусь.
— Мне ужасно жаль.. Но кто бы знал, что маршрут окажется таким длинным, а тащить меня, когда у меня кончатся неожиданно силы, ты тоже не сможешь здесь.. (Как обидно, что я подвела человека! Так обидно, что слезы катятся.. Ну и пусть..)

В лагерь мы пришли полдевятого вечера. Уже почти стемнело.

На спуск времени ушло много. Гораздо больше, чем мы думали. Во-первых, потому что скальный гребень на спуске так и остался скальным гребнем, не превратившись в «пешкодрал». Во-вторых, фирн на гребне раскис за день, и мы постоянно проваливались, местами по «ватерлинию», и это выматывало. В-третьих, спуск с перевала был не быстрым – аккуратно, чтобы в изгибах не запуталась веревка, и не слетели камни под ней (все-таки мне прилетело по локтю камнем, очень больно). Ну и в-четвертых, высота + накопившееся ходовое время все-таки дают о себе знать.

Каракольский провожает на выходе из ущелья
На разборе полетов было решено, что ходить этот маршрут за 2 дня не выход – сил потратится на хождение с кулями наверх столько, что может не хватить на следующий день на вершину. Нужно его просто ходить подготовленной, физический сильной связкой. Например, как сказал Паша, «если бы я шел с Дэном Куцаком, я бы связался с ним первый раз не на участке гребня со скалами, а на подъеме на вершинный бастион».

Возможно это так. Возможно, я не тот человек, который может сходить за день на эту Гору. Но очень хочется все-таки сходить на Каракольский однажды. Ходят же его обычные люди, хоть и за два дня. Красивая, сильная и мощная Гора.

Поспать толком не удалось. В три часа встали и поскакали вниз, поскольку в 10 утра нас должен был ждать Сергей на УАЗе в устье реки Телеты.

Река Телеты
Тянь-Шанские елки свечками упираются в синее небо, чистая прозрачная звонкая река Телеты бежит по каменистому дну, терпкий запах хвои щекочет ноздри, и солнце улыбается нам своей широкой теплой улыбкой. Я и не думала, что я так соскучилась по лесу за 10 дней!

Дальше пленку нашего путешествия перематывали очень быстро и то, что произошло за ближайшие 12 часов, занимает больше текста на экране, чем времени. Итак, в 11 утра мы уже были в Караколе на уютной базе «Неофита». Мыльно-рыльные процедуры и обед заняли не очень много времени. Прыгаем в «делику» и едем по малонаселенному южному берегу Иссык-Куля по направлению в Бишкек. По пути точим абрикосы за 35 рублей ведро (в меньшей таре не продают) и быстро купаемся в прозрачном слабо-соленом озере. В 11 вечера прибываем к офису уже знакомой Паше (а теперь и нам) фирмы «Ак-Сай Тревел». Там нам сообщают, что в 5 утра самолет, билеты куплены, поэтому надо перепаковать вещи и ехать в гостиницу. Отдых между горами «на равнине» накрылся медным тазом.

Недолгий отдых
в "Гранд-Отеле"
Мы, конечно, недовольны таким стечением обстоятельств, но делать нечего. Небольшая частная гостиница «Гранд Отель» оказывается необычайно комфортабельной и уютной. Здесь мы встречаем группу испанцев, которые также завтра летят в Ош вместе с нами.

Снова невысып. Аэропорт. Самолет Ан-24. 50 минут полета над горами, и мы выходим в 30-градусное раннее утро города Ош. Здесь нас встречает КамАЗ с пассажирской будкой и отсутствующей напрочь подвеской у этой будки. Загружаются еще алма-атинцы, и мы едем на базар покупать продукты. На все про все 2 часа. Беготня, пакеты, нашли супермаркет с «быстряшками», поесть не успели. Точим фисташки и виноград по пути.

Перевальные серпантины
Девять часов езды по живописнейшим ущельям и страшным серпантинам через 3-4 тысячные перевалы. Камазы на поворотах не разъезжаются, ждут друг друга. По пути селения из обжитых плавно переходят в непонятные из глины строения с полиэтиленом вместо окон, подпертыми стенами, чтобы не упали или просто юртами, где люди не живут, а существуют. Нищета ужасная местами.

В сумерках спускаемся в Алайскую долину (около 3000 м), безжизненное пространство выжженной степи без деревьев, но с огромными, гигантскими белыми вершинами на горизонте. В базовый лагерь Ачик-Таш приехали в 11 вечера.